Иркутск 05.07.2015
Контакты

Главная

Творчество

Беременность

Роды

Детки

Грудное вскармливание

Без подгузника

Психология

ВИДЕО

Вакцинация и гомеопатия

Вальдорфский детский сад «Фонарик», г. Иркутск

Психосоматика

Полезные ссылки

Полезные адреса и телефоны

Фотогалерея

Обратная связь

Форум

Серия программ «Я жду ребенка»

Серия программ «Ребенок родился»

Этим детям нужна помощь

Наши друзья

 

 колыбельные мира

Кипение страстей (в младшей группе детского сада)

Автор: Екатерина Дёмина
Источник: katryndemina.ru

Считается, что романтические отношения, страдания, ревность — это атрибут исключительно подросткового возраста. На самом деле это не так. В младшей группе детского сада могут разгореться нешуточные страсти, только они менее заметны, и как реагировать на их проявления родители чаще всего не знают. А реагировать надо, ведь в этом нежном возрасте и закладываются основные принципы будущей счастливой семейной жизни.

Развод, и тумбочка по почте

Три последних дня четырехлетняя Лиза и шестилетний Макс идиллически играют в семью. Макс ходит на охоту, ездит на тракторе за кирпичом, Лиза готовит и стирает, потом кормит «мужа» обедом, называет его «мой дорогой», Макс разговаривает сурово, но мамонта приносит исправно. Иногда, правда, его заносит и он пытается сказать что-то вроде «молчи, женщина», но Лиза на такие глупости не отвечает.

А сегодня к Максу приехал папа, и он совсем потерял голову. Через пять минут после начала «обеда» он неожиданно перевернул лавку, на которой готовилось варево, и заорал, что ему надоело играть в семью и он хочет «просто побыть один». Знакомый текст, не правда ли? Лиза зарыдала и пошла жаловаться маме, которая сидела и пила чай с мамой Максима. Дальше последовала такая сцена:

- А-а-а! Мамочка, он меня обидел, он сказал, что не хочет со мной играть и вылил всю мою кашууу!

Лизина мама молчит, гладит дочку по спинке и голове, и никак не комментирует происходящее. Зато немедленно вступает мама Макса:
- Максим! Немедленно иди сюда и извинись перед Лизой!

Максим с безопасного расстояния отвечает что-то вроде «отстаньте от меня все, я не хочу ни с кем играть». Тогда «свекровь» переключается на Лизу:

- Лизочка, ну не плачь! Хочешь, я дам тебе другую кастрюльку, ещё лучше? Не хочешь? (Лизочка рыдает уже демонстративно, отворачивается и утыкается маме в плечо). А вот, посмотри какие красивые стаканчики. Тоже не хочешь? А чего же ты хочешь?

- Чтобы Максим со мной играл в семью-у-у!

- Лизонька, ну не расстраивайся, может, ты во что-нибудь другое поиграешь? Хочешь, я достану краски?

Тут вступает Лизина мама:

- Слушай, отстань от неё, не видишь — у неё горе, муж чудит. Дай человеку порыдать спокойно.

Лиза, получив материнское благословение на рыдание, на удивление быстро успокаивается и возвращается к себе «на кухню». Но Макс не сдается, он хватает сковородку и замахивается на «жену». Лиза снова с рёвом бежит к маме. «Ну и бог с ним, - говорит мама, - если он такой драчун — не играй с ним. Отойди на другой край песочницы и играйте, будто вы соседи». Лиза поднимает залитую слезами мордаху, мрачно смотрит на мать и гневно заявляет: «Я не собираюсь быть одинокой матерью! У нас же дети!»

Почему-то Максимину маму эта ситуация очень беспокоит, и она начинает ... учить Лизу, как подладиться к мужу-агрессору:

- А ты подойди, скажи ему ласково «Максим, а как ты хочешь играть?» Может, он ещё согласится...

- Ты что, с ума сошла? - вмешивается мама Лизы. - Он же на неё напал, да ещё и со сковородкой. Какие игры? Будем ждать, пока он с топором не начнет бегать?

Лиза внимательно слушает переговоры двух мам, потом решительным шагом подходит к песочнице и объявляет «царску волю»:

- Раз ты дерешься, я собираюсь и уезжаю к маме! Вот.

И переезжает через улицу на свой участок.

Назавтра, когда папа уехал, Макс приходил мириться, стоял у крыльца и бубнил, что, дескать, был не в себе, вспылил, Лиза воротила нос, но потом сменила гнев на милость, согласилась пойти поесть мороженого. На некоторое время в их семье воцарился мир.

Разбираемся в ситуации.

Давайте посмотрим, что же происходило в этой маленькой «семье», проанализируем взаимодействие всех участников.

Для четырех- семилетних малышей играть «в дочки-матери» означает серьезно готовиться к будущей семейной жизни. Проигрываются и примеряются на себя разные роли («Спасатель», «Агрессор», «Жертва», «Звезда», «Принц» или «Лягушонок»), выясняются — не смейтесь! - будущие сексуальные предпочтения (например, уже пятилетние дети четко знают, нравится им «мачо» или «ботаник», «первая красавица» или «свой парень»), отыгрываются варианты поведения в конфликтах и способы примирения после них. То, что некоторые дети явно пропускают эту важнейшую тренировку в угоду компьютерным баталиям или разнообразным «развивалкам» - очень плохо. Они не учатся взаимодействовать, не воспринимают невербальный план общения, плохо понимают себя. Им сложно играть в команде, они не очень-то понимают, как реагировать на сложные ситуации, и тем более — как жить после ссоры.

Кстати, Макс-то как раз и «несадовский» ребенок. Он поздно просыпается, плохо ест, капризничает. Он ходит на занятия в Школу раннего развития и предпочитает играть в одиночестве. Несколько попыток подружиться с соседскими детьми потерпели сокрушительное фиаско: Макс может ударить, разломать чужую игрушку, дети его сторонятся, да и мамы этих детей тоже не в восторге. Я была свидетелем, как он дрался со своей мамой и ударил бабушку. Они, к слову, не видят в его поведении ничего угрожающего и все списывают на «взрывной темперамент». Дружбу с Лизой и мама, и бабушка Макса очень поощряют, зазывают девочку в гости, угощают и одаривают — во многом потому, что в её присутствии мальчик более сдержан и покладист. Но тут вот нашла коса на камень.

Что происходило в их взаимоотношениях? Сначала они развивались по классической романтической схеме: Макс ухаживал, Лиза милостиво принимала знаки внимания. Каждый раз, когда «жених» начинал грубить или угрожать («Я не хочу, чтобы ты уходила!» - и запирает калитку на засов), Лиза демонстрировала, что такой вариант для неё неприемлем, и или вырывалась силой, или звала на помощь взрослых и уходила к себе. То есть объясняла в доступной форме: пока ты ведешь себя хорошо — я с тобой играю; начинаешь распускать руки — остаешься один. Если задуматься, это как раз то поведение, которое является прививкой от домашней тирании в любом виде.

Приезд обожаемого отца, видимо, возбудил Максима больше обычного и он не смог больше сдерживаться. Но очень показательна реакция его мамы: сначала она пыталась отвлечь девочку от её переживаний, а потом пыталась научить её подстраиваться под агрессора. И совсем никак не воздействовала на сына, когда он причинил боль своей подружке, не было произнесено доже минимального: «Прекрати немедленно, ты ведешь себя недопустимым образом, если ты не перестанешь — ты будешь наказан». Таким образом, так же, как Лиза получила материнское благословение на выражение своих чувств в словах и слезах, Максим получил благословение на проявление своих агрессивных чувств в виде действий. Думаю, эту маму ждем немало неприятных открытий в будущем.

Это совершенно автоматические реакции, принятые в нашем обществе. Кто из нас не слышал в детстве, да и во взрослом состоянии тоже: «не плачь, ну что ты расстраиваешься из-за ерунды, отвлекись, займи себя чем-нибудь, пойди, купи себе новую тряпочку — и все будет хорошо». И наоборот, когда ребенок визжит и скачет от радости: «Не шуми, успокойся, ты не в лесу» и т.д.

Все эмоции, и негативные, и позитивные развиваются по одной схеме: возникновение — рост — пик — спад — угасание. И на любой фазе эмоцию можно прервать, блокировать. Тогда она остается незавершенной, «застревает» в теле в виде мышечных спазмов, болей, в хронической форме — в виде психосоматических заболеваний, таких, как гастрит, астма, экзема, и других.

Прерывание эмоциональной реакции происходит, если не дать ребенку (и взрослому) отплакать свое горе («ты же мальчик, хватит плакать»), выразить свой гнев в приемлемой форме («хорошие девочки не сердятся»), оборвать возбужденный рассказ об одержанной в борьбе победе («хвастаться нехорошо»). Мы привыкаем к тому, что эмоции необходимо скрывать, сдерживать. Вообще, «сдержанный человек» - это похвала, социально одобряемая модель поведения в нашем обществе. Надеюсь, вам уже понятно, что это крайне нездоровый способ жить? Я не призываю, не дай Бог, к полной распущенности, но позволить ребенку поплакать по поводу потери любимой куклы, дать возможность кричать «Я тебя ненавижу!» в адрес брата или сестры, вопить от счастья, когда подарили велосипед — по-моему, это очень важно.

Как быть родителям?

Во-первых, как можно меньше вмешиваться и как можно больше наблюдать. Разница в степени вашего участия. Очень часто можно увидеть, как детишки возятся в песочнице, а вокруг стоят мамы-бабушки-няни и непрерывно влезают в детские игры: «Машенька, так говорить нельзя! Петя, не хватай чужую игрушку! Артем, не толкай девочку!». Так НИЧЕМУ не научишь. Дети должны иметь СОБСТВЕННЫЙ эмоциональный опыт взаимодействия со сверстниками, учиться защищать себя и свои игрушки, обнаруживать, что если кидаться песком/камнями/тяжелыми предметами, скорее всего, останешься один. Выяснять, какие игры нравятся, а какие нет. Пробовать себя в разных социальных ролях. А то получается, что все это делают за него. Вопрос: а жить за него кто будет?

Позиция наблюдателя же включает в себя доброжелательное комментирование происходящего, в утвердительной форме: «Маша ушла домой, и поэтому тебе грустно. Ты скучаешь по папе». (Вместо: «что ты ревешь, папа приедет в пятницу/вечером»). Ты обиделась на Максима и сердишься на него». Когда явление названо, оно обретает форму и смысл, перестает пугать, с ним можно что-то делать.

Во-вторых, стоит задуматься о своих чувствах тоже. Когда конфликт между Лизой и Максом был исчерпан, можно было бы задать вопрос Максиминой маме: почему для неё было так важно, чтобы дети помирились? Что она чувствует, когда видит, как её сын обижает девочку? Как она себя ведет, когда на неё нападают? В 100% случаев оказывается, что наши действия в адрес детей обусловлены нашим собственными детскими переживаниями. Скорее всего, у этой женщины есть опыт общения с агрессором, в результате которого она научилась ... ну? Правильно — подстраиваться и уступать. И пытается передать своё знание следующему поколению.

Подытожим все в целом. Детям младшего дошкольного возраста уже знакомы сильные чувства: любовь, ревность, отчаяние, отвращение. Родителям хорошо бы эти чувства замечать и называть, чтобы ребенок не оставался в смятении один на один с этим валом эмоций. Не следует прерывать эмоциональную реакцию, будь она позитивной или негативной, не надо утешать, отвлекать или стыдить ребенка, дайте ему возможность ПЕРЕЖИТЬ его состояние, просто будьте рядом. И отслеживайте собственные чувства, ребенок ведь смотрит на вас и учится.

 

 

Когда рождается третий ребенок

Анскулинг – развитие родителей

Печальные последствия сосредоточенности на ребенке

Если подросший ребёнок плачет

Причины созависимой формы отношений

Почему он ничего не хочет?

Зачем приучать детей к труду?

Аутизм или СДВГ?

Если воспитатель жалуется

Несадовский ребенок

Как лечить игромана (компьютерного)

Кипение страстей (в младшей группе детского сада)

Лекарство от неврозов - мама

Кен Робинсон о современном образовании

О неотъемлемых качествах ребенка, которые важно признавать

Разработка блога: Smartico